neisa
Конец сезона

Беты: ЭтоХорошо
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слеш, Романтика, Фантастика
Размер: Миди, 28 страниц, 6 часть
Статус: закончено

Отпуск!

Кай забросил стройные ноги в высоких сапогах на стол и потянулся. Спина его дугой изогнулась над низкой спинкой нелюбимого кресла, а голова оказалась запрокинутой далеко назад. Кай замер, разглядывая перевёрнутые кипарисы, суровыми стражами стоявшие на посту по обе стороны террасы. Широкая мраморная лестница пробегала между ними, уходя вниз, к морю, и, кажется, терялась в волнах. Здесь было красиво. Аврора умела жить красиво. Не зря все их встречи проходили не в Каранасе, суровом древнем замке, предназначенном для официальных приёмов, а здесь, на маленькой курортной планетке Селесте, где двадцать лет назад владычица построила свой последний летний дворец.

Насколько Кай помнил своё детство – настоящее детство, а не тренировки и обучение - всё оно прошло здесь. И в то же время, он очень мало знал о Селесте. Просторный дворцовый комплекс в оправе регулярного парка казался бесконечным… По аллеям можно было гулять часами, но, не меняя направления, ты неизбежно выходил к молчаливой и безразличной стене из белого мрамора. Стену украшали барельефы и скульптуры, но от этого она не становилась менее глухой и беспросветной.
Конечно, это не значило, что Кай никогда не был за пределами дворца. Бывал и очень часто. На космических станциях, разбросанных по всей освоенной галактике, на борту кораблей и яхт, на верфях и заводах. Он видел очень много и знал об империи достаточно. Но Селесты там,за белой стеной дворца, не видел никогда.

Раздался стук, и Кай поспешно занял пристойную позу.

- Да, да, - крикнул он, и на пороге появился референт владычицы, Эдгар Верроу. Как и Кай, Эдгар не отличался знатным происхождением. Аврора предпочитала не видеть в своём окружении старой аристократии. Персонал резиденции набирался из успешных горожан Нимеи и других центральных планет, но каждый из кандидатов проходил тщательную проверку. Первейшим требованием было отсутствие любых возможных контактов с Орденом, отсутствие нареканий по политическим статьям и позитивное мышление. Кроме того, предпочтение отдавалось сиротам, родители которых погибли на службе империи – по мнению Авроры, это обеспечивало задатки патриотического воспитания.

Эдгар не был исключением. Серьёзный молодой человек немногим за двадцать, с аккуратно уложенными русыми волосами, слегка приподнятыми на висках, он выглядел как аристократ, но не являлся им. Высокие скулы и прямой нос выдавали твёрдость характера. С пяти лет, когда его родители, оба инженеры и исследователи пограничных миров, пропали безвести, мальчик воспитывался в приюте Её Величества. В восемнадцать лет получил по социальной программе квартиру на средних этажах Нимеи и три года проработал менеджером в небольшой торговой компании. Эдгару было этого мало. Происхождение обеспечивало ему достойный уровень жизни, а значит, коммерция заведомо не была ему интересна. Оставались карьера и стремление изменить мир… Что именно привело Верроу во дворец Авроры Кай не знал, и потому этот человек пока ещё был ему интересен.

- Владычица просила передать вам пару писем, - сказал он сразу. Оба не видели смысла в формальностях.

Кай кивнул и протянул руку, в которую Верроу тут же вложил два ломких листка. Кай поморщился. Конечно, у владычицы не было сенсорных надстроек на ладонях, как у него самого, но даже её ровесники – древние, как их часто называли – давно перешли на планшеты.

Кай принялся просматривать листки, исчерканные размашистым почерком с тщательно выведенными виньетками.

- Владычица так же просила передать вам, что сегодня вечером состоится открытие мемориала на Аркане. Вам отправлено приглашение.

Кай поднял лицо и вздернул бровь.

- Шутишь.

- Нет.

- Эдгар, у меня сегодня начался отпуск. У меня ещё никогда в жизни не было отпуска. Но мне кажется, он не должен начинаться перечнем того, что я должен сделать.

Эдгар улыбнулся, но в улыбке его не было ни грана сочувствия.

- Рассматривайте это как развлечение.

- Храните меня звёзды от таких развлечений…

- Владычица так же просила вас написать отчёт о том, как пройдут эти мероприятия.

- Я тебя ненавижу.


Письма получил в половине третьего по Нимее. Открытие мемориала назначено на шесть. Выбрал костюм из тех, что уже третий год пылятся в моём шкафу, и сразу стартовал в систему Т6ПР18А (Аркан, три терраформированных планеты, составляющие родовое поместье Айри).

Добрался без приключений. На подступах к Т6ПР18А-4 получил сигнал от местных гвардейцев. Когда передал позывные, увидел заискивающую улыбку. Кажется, офицер подал знак напарнику, чтобы готовил ковровую дорожку. Серьёзно, от трапа до самого выхода из порта шёл по красному бархату. Гвардейцы отдавали салют. На выходе меня встретил кто-то из младших отпрысков дома – Дэртен Айри. На личном флаере доставил к мемориалу и представил Патриарху. Приятный мужчина, седовласый и седобородый. Думаю, это дань моде. До открытия оставалось минут пятнадцать. Мы успели лишь обменяться словами преданности твоему светлейшеству, когда прозвучал гонг.

Четвёртая планета Аркана очень красива. Здесь прохладнее, чем на Селесте, но тоже много парков. Они не такие ухоженные, зато в них больше настоящего, дикого. Мемориал – белоснежная статуя Эаны Айри в полный рост – просто чудесен. Я читал про неё, но никогда не знал лично. Думаю, она действительно верила в наши идеалы, но была слишком наивна. С её смертью среди старших домов неизбежно начнётся разлад. Но пока всё спокойно. Айри, Кэин, Мело улыбаются друг другу неподвижными улыбками на фарфоровых лицах. Патриарх выглядит мудрым и величественным. Он разрезал ленту и надолго замер, глядя на памятник. Конечно, для меня это только камень, пусть и искусно обработанный, ему же Эана приходилась дочерью – поздней, и от того лишь более любимой. Мне кажется, на морщинистом лице блеснули слёзы, но патриарх совладал с собой.

Церемонию затягивать не стали, хотя патриарху очевидно не хотелось покидать это место. Ко дворцу – точнее на кружевную веранду, изгибы которой тонули в кронах деревьев, нас проводил Айрес. Здесь гостей ожидал роскошный стол и лучшее вино со второй планеты Аркана. Айрес ничего не ел и не пил. Производит впечатление язвенника, несмотря на красивое лицо и прекрасные золотистые волосы. Очень жаль, что не смог познакомиться со старшим братом. В доме нет ни одного его портрета, но я весьма наслышан о его похождениях в Нимее. Думаю, с ним было бы поинтереснее.

Патриарх присоединился к нам через полчаса после начала банкета. За это время я успел рассмотреть несколько отпрысков Кэин – все они высоки и темноволосы, генетический выбор матриарха на лицо. Говорят в основном о скачках и столичных притонах. К Мело не приближался – решил, что успеется. Патриарх подошёл ко мне сразу, как только закончил улыбаться и махать рукой гостям. По-моему, это не только дань вежливости. И разговор наш не ограничился простым приветствием. Он много спрашивал о тебе и о том, что я думаю о нынешней власти в империи. Затем, о том, каким я вижу будущее светлой дуги. Что я мог сказать? Не думаю, что Айри готовы услышать о том, что надо перестрелять всех взяточников и благородных самодуров.

- Мне кажется, наше дело – придерживаться идеи света, - сказал я, - защищать жизни людей и не давать злу разрушить то прекрасное, что возвели наши предки за тысячи лет мира.

Он остался доволен. Ушёл я довольно рано, он душевно пожал мне руку – я решил не противиться этой вольности. Расстались мы друзьями.



Проснулся позже обычного, хотя пил немного. Принял холодный душ и успел полчаса позагорать на южном балконе. Понял, что занятие это мне не нравится, вернулся в комнату и сел читать отчёты с верфей. Прочитал всего несколько штук, когда раздался звонок. На экране оказалась Элеонор. Мило улыбалась и не проявляла агрессии.

- Сегодня вечер тумана, - сообщила она мне.

Я изогнул бровь.

- С каких пор, меня приглашают на такие вечеринки?

- Ты ведь в отпуске. Тебя приказано развлекать.

Да, Аврора, меня приказано развлекать. Спасибо тебе за заботу, как бы я без тебя нашёл занятие тёплым летним вечером.

Пару секунд я просто скрипел зубами. Отказать – испортить отношения ещё на пару месяцев. Согласиться – не большая жертва.

- Передавай координаты. Спасибо.

До вечера читал и смотрел фильмы о строении галактик. Когда часы показали девять, решил, что можно начать собираться.

По моим представлениям, вечер тумана – это психоделическая вечеринка садистов и наркодилеров. Соблазн прийти туда в форме Ордена был велик, но я удержался. Зашел в модулятор и заказал себе первый попавшийся костюм из каталога «Ночная жизнь» - какую-то узкую майку и низко сидящие на бёдрах штаны. Подивился пошлости этого наряда – видно каждую выпуклость. Уже выходя заметил лежащую на полочке шпильку с бриллиантовой россыпью – подарок любимому клиенту. Ровно в такой красовалась бесполая модель в каталоге. Повертев в руках заколол ей волосы у шеи – по крайней мере, не будут лезть в глаза.

«Второй круг» - клуб, который выбрали для проведения фестиваля, находится на тёмной стороне планеты, на побережье северного материка. Лететь туда на космической яхте было бы не резонным, а флаера у меня нет – потому как посещение Селесты у нас не поощряется. Я заказал такси. Мачо за рулём серебристого Лансера выглядел немало удивлённым – толи адресом, толи моим видом.

Я сел в машину и приник лбом к стеклу. Стыдно было признаваться водителю, что я никогда не видел с такой высоты океан и города Селесты. Когда мы миновали водный простор, я попросил снизиться и долго разглядывал огни проплывавших за окном небоскрёбов. Здесь они совсем не такие, как на Нимее. Здания ниже и не столь старые. Хотя в Нимее они намного выше, но кажутся мамонтами, прочно стоящими на земле, по сравнению с этими летящими линиями стеклянных и стальных тучерезов. На светлой стороне архитектура городов ориентирована на то, чтобы улавливать солнечные лучи. Дома строят по сторонам спиралевидных улиц уходящих в небо – экономия пространства и доступ к солнечному свету. На тёмной не так. По понятным причинам свет им безразличен. Здания стоят довольно тесно, но каждое из них индивидуально.
Мы же миновали городские улицы и остановились на окраине города – здесь пространства было достаточно, чтобы хозяева клуба купили небольшой сквер и кусочек моря. Слева от нас раскинулся небольшой частный пляж, справа же у самого берега висел десяток дисковидных воздушных платформ.

Я расплатился карточкой имперского банка и вышел из машины. На меня оглядывались, но близко не подходили. Фейс-контроль тоже не задавал вопросов. Проверку постарались сделать максимально незаметной - здесь не принято нарушать личную свободу.

Внутри клуба было прохладно, но абсолютно нечем дышать. В воздухе стояло столько паров алкоголя, дым табака, марихуаны и незнакомых специй смешивались в какофонию запахов, которая вмиг сделала из моего носа отбивную. Мне показалось, что я не смогу пользоваться своим обонянием ещё не одну неделю. Но это было не так. Полуобнаженная девушка выплыла из темноты и протянула мне мундштук. Я сдержанно улыбнулся, принял угощение, поднес серебряную трубку к губам и вдохнул горьковатый дым гвоздики.

У меня очень сильный коэффициент контроля. Тренировки организма, позволяющие развить все сто процентов мозга доступны всем, но только для группы оперативного контроля они обязательны. И если для любителя техники Теи-Ни проблема взять под контроль своё сердцебиение, то для меня проблема – выпустить его из-под контроля. Я не представляю себе существование, в котором не чувствую каждую клеточку своего тела. Оборотная сторона медали – сниженный болевой порог, бессонницы.

Я говорю всё это только для того, чтобы стал понятнее мой шок, когда я после нескольких затяжек перестал чувствовать, как бежит по капиллярам кровь. Меня будто ударили мешком по голове. Половина органов восприятия отключилась, и дальше я шёл как в тумане. Миновал несколько столиков-кабинок с незнакомыми людьми и, увидев, наконец, лицо сестры, упал на диванчик напротив неё.

Элеонор сидела в окружении трёх красивых мужчин. На столе перед ней стоял кальян. Столешница сверкала россыпью разноцветных порошков. Она перегнулась ко мне через стол и крепко поцеловала в губы. Я не стал сопротивляться, когда её язык внезапно потребовал большего и проник вглубь моего рта. Поцелуй длился с полминуты, и когда девушка отстранилась, я увидела, что её спутники с жадностью смотрят на нас. Смысл действий Эл стал мне понятен, и я разозлился.

В руках у меня оказался мундштук от кальяна, и я сделал глубокий вдох, выигрывая время для размышлений. Впрочем, когда я убрал от себя деревянную трубку, сидевшие за столом уже не обращали на меня внимания. Двое из них ощупывали содержимое шёлкового лифа сестры, а третий целовал её в губы. Привыкнув немного к новому состоянию расслабленности, я встал и пошёл прочь. Понятия не имею, что я должен был найти в этом безумии пляшущих красок. Никто из них не соблюдал дресс-код тёмной дуги. Впрочем, придраться к этому было трудно, потому что многие были и вовсе обнажены. Никто из них не ставил щитов. Тьма, похоть, сладкое безумие наступали на меня со всех сторон, переливаясь всеми цветами мрака. Я не слишком хороший эмпат, но это многозвучие проникало в подкорку головного мозга, залезало в уши и вытекало через нос.

Кто-то поймал меня за руку и потянул к танцполу. Я увидел две пары чёрных глаз и через секунду оказался в объятиях высокого, почти обнажённого мужчины. Сзади подошёл другой. Что я должен был делать? Мои моральные устои не отрицают однополой любви и спонтанного секса, хотя обычно у меня нет на них времени. Медленные пересвисты музыки расслабляли, все мои сверхсознательные чувства уже были в отключке, и я просто отдался на волю потока. Они целовали меня и гладили шею, чуть отодвигая в сторону край футболки. Я тонул в чужих чувствах и желаниях, в дурмане наркотического дыма и очаровании мелодичных переливов музыки…. Когда один из них отпустил мои губы, взял меня за подбородок и пристально всмотрелся в глаза, я почувствовал, как между нами устанавливается незримый туннель. Музыка стихла, и чужие потные руки коснулись моего сердца глубоко внутри.

В следующую секунду я уже видел его скорчившимся на полу. Кулак слегка ныл, а на перстне красовались капельки крови. Я оттолкнул второго мужчину и, пошатываясь направился прочь. Вышел на улицу и прислонился к стене у наружной двери. Меня трясло. Если бы не люди, которые смеялись на пляже, танцевали на воздушных платформах, сновали туда сюда… Если бы не люди, я бы согнулся пополам, обхватил себя руками и… не знаю, что произошло бы потом, скорее всего меня бы просто вырвало.

Моего плеча коснулась чья-то сухая рука, и я резко обернулся, готовый ударить наотмашь и без разбора. Но мужчина, стоявший передо мной, не выглядел частью общего безумия. Темноволосый и голубоглазый, он держался немного отстраненно. Плечи его застыли в военной выправке, хотя форма одежды была далека от официальной – расстёгнутая рубашка из фиолетового шёлка, кожаные брюки и широкий ремень. Длинные пальцы усыпали перстни.

- Вы в порядке? – спросил он, и это были первые слова, которые я услышал за вечер.

Я покачал головой – скрывать очевидное не было смысла.

– Пойдёмте.

Он протянул локоть, предлагая опору, и я взял его за плечо. Мы поднялись на одну из воздушных платформ и та неторопливо, набирая высоту, стала двигаться в сторону моря. Через пару минут огни «Второго круга» оказались позади нас. Свежий воздух постепенно приводил меня в чувство. Я заметил, что всё это время рука мужчины придерживала меня за пояс и отстранился.

- Вы в первый раз в клубе? – спросил он.

- Это так заметно?

- Немного. И я не видел вас здесь раньше. Я вообще не видел здесь светлых.

- Меня пригласила сестра.

Он улыбнулся.

- Мне кажется, вам не понравилось.

Я пожал плечами. Я бы легко перенес весь этот вечер, если бы не попытка проникнуть в мой разум.

Платформа остановилась, подчиняясь, видимо, его мысленному приказу. Я внезапно понял, что нахожусь довольно далеко от берега, а управлять платформой умеет только он. С другой стороны, показывать неуверенность очень не хотелось.

- Что мы здесь делаем? – спросил я, одновременно опускаясь на пол и расстёгивая сапоги – на случай, если придётся прыгать в воду. Я старался сделать это как можно непринуждённо, поэтому сел на краешек платформы, свесил ноги с краю и посмотрел на него снизу вверх. Пусть думает, что я просто решил полюбоваться на океан чуть ближе.

- Я надеюсь показать вам кое-что, чтобы вы не уехали в полном разочаровании.

Мужчина опустился на пол у меня за спиной и слегка обнял меня за плечи. Руки его были сильными, и кто-то другой вполне вероятно, не смог бы вырваться. А ещё они были горячими и приятно согревали на промозглом морском ветру, так что вырываться, если честно, совсем не хотелось.

- Только не торопитесь, - добавил он. – Ещё несколько минут.

Я натянуто улыбнулся и расслабился, прислонившись спиной к его груди. Странно, но прикосновение не было неприятным. Пока я стоял, сказывалась детоксикация. Голова сильно кружилась, и я с трудом фокусировал взгляд. Теперь мне отчего-то стало легче, только очень захотелось спать, так что я едва держал глаза открытыми.
Мы опустились ниже, и я почувствовал, что солёные брызги касаются моих пяток.

- Вон там, - сказал он и протянул палец в сторону Гаммы Аида.

Я проследил взглядом за его движением. Крайняя звезда созвездия, большая и золотистая, сорвалась с неба и полетела вниз.

- И там, - он перевёл палец заметно правее, на созвездие Амелии.

Ещё одна звезда, голубая и неяркая, прочертила диагональ по небосводу. Я моргнул, не веря своим глазам. Тут и там звёзды срывались с неба и летели вниз, кружились в синем полумраке как снежинки и опускались в море. Но это не был обычный звездопад. Звёзд было много, и некоторые из них падали совсем рядом, подбитыми светляками уходя в воду рядом с платформой, и, может быть, продолжая свой путь в толще морских вод.

Он взял меня за запястье и сложил мою ладонь лодочкой. Я увидел, как звездинка коснулась моей кожи, но нечего не почувствовал. Несколько секунд она сверкала, переливаясь, а затем растаяла. Мужчина уже отпустил меня, а я всё ещё держал ладонь, зачаровано наблюдая, как падают и тают в моих ладонях звёзды. Потом всё кончилось, и снова наступил мрак. Не спрашивая разрешения, он взял меня за талию и поднял на ноги. Я нахмурился, приготовившись сопротивляться, но он лишь приложил палец к моим губам.

Платформа со свистом сорвалась с места. Ветер трепал мои волосы, как я понял уже потом – заколка канула в небытие, отпустив непослушные пряди на волю. Он просто боялся, что я не удержусь на ногах… и отчасти, возможно, был прав, потому что самообладание вернулось ко мне далеко не полностью.

В считанные секунды мы оказались у берега.

- Отвести вас домой? – спросил он тихо.

Я заколебался. Возвращаться в клуб, чтобы вызвать такси не хотелось.

- Пожалуй, - сказал я, и мы прошли к его флаеру - продолговатому вороному Бурану.

Он сел за руль, а я на соседнее сиденье. Мы снова летели над сверкающими неоном огнями Ночного Города, но он больше не производил на меня впечатления. Когда мы миновали границу ночи, я вздохнул с облегчением, а незнакомец заглушил мотор, ожидая, что я назову адрес. Мне этого делать не хотелось.

- Высадите в Городе, - сказал я, и наугад ткнул пальцем в скопление спиралевидных вершин.

Он ничего не ответил, но пошёл на снижение. Мы расстались на просторной площади. Людей здесь не было – несмотря на солнечный свет, на дневной половине было ранее утро. Я нырнул в первое попавшееся кафе и попросил заказать такси. Ожидая машину, я успел проглотить две чашки кофе. Наконец за окном остановилась белая Молния, я приложил ладонь к автомату оплаты – со счета списали ещё пару кредитов. Вышел и нырнул в машину.

Таксистка – улыбчивая девушка лет двадцати – узнала меня сразу. Это довольно забавно, что девушки знают меня в лицо куда хуже мужчин – как будто их на самом деле интересуют новости космофлота.

- Домой, - сказал я, и она сразу поняла куда.

Через полчаса я уже сидел дома с пером в руках. Когда ты научишься читать с экрана?

Проснулся с ярко выраженным нежеланием вставать и не желанием спать. Глаза сухие, горло сухое, жарко и болит голова. Заставил себя оторвать голову от подушки. На часах половина третьего… Встал и поплелся в душ.

Сегодняшняя культурная программа предполагает посещение новой верфи Мело – они дарят её нам к какому-то юбилею. В других обстоятельствах мне было бы интересно посмотреть на современные корабли, но после вчерашнего… Проклятая Элеонор.

Стоя под ледяными струями, я включил было радио, но мелодичный голос любимого ведущего показался мне скрежетом метала по стеклу. Закончил процедуру в тишине. Только включил воду посильнее.

Мелло – молодые аристократы, если их вообще можно назвать аристократами. Титул они купили пару десятков лет назад, и эта заслуга ещё не отшумела и не стёрлась из памяти людей. Они безнадёжно мечтают породниться с древними родами, но вряд ли кто-то из светлых на это пойдёт. Зато они находятся в откровенном фаворе, и я тебя понимаю – у них есть деньги. А деньги нужны даже нам.

Эта верфь – многокилометровая станция в созвездии Сириуса, хоть и не имеет пока практической ценности, безусловно, пригодится нам в случае войны. Так что я иду с определённой радостью, это дело я сделаю лучше тебя. Выбор одежды вызвал у меня затруднения – ни один нормальный человек не оденет на смотр верфи белый костюм, но ведь это Мелло… Сомнительное происхождение они компенсируют чопорностью и любовью к роскоши. Тут хорошо подошла бы форма Ордена, но тогда мой визит приобретёт нежелательный политический оттенок… Остановился на широких шёлковых брюках и длинной тунике, которую подпоясал серебренной цепочкой. Просторные рукава закатал по локоть, открывая обзору запястья – пусть отвлекаются. Подумал, и добавил к комплекту золотые часы.

До Сириуса часа четыре лёта через подпространство. Это слишком близко. Когда верфь станет нашей, нужно будет передислоцировать её подальше от центрального сектора. Встретили меня с ещё большей помпой, чем на Аркане. Стиснул зубы и терпел. Сам Мелло ко мне не вышел, прислал племянницу – очаровательную Луану Мелло. Луана известна как одна из первых красавиц столицы. У неё замечательные пушистые тёмные волосы чуть ниже плеч и синие, как ночное небо, глаза. В отличие от аристократии Кариты, её лицо не кажется сухим и костистым, в нём видна жизнь и лёгкая неправильность. Скулы чуть шире, чем нужно, и щёки округлы, пухлые губы такие красные, какие встречаются только у тёмных.

Луана очень обходительна, в отличие от своего дяди, и я обрадовался, что он не сподобился приехать сам. К сожалению, радость моя была преждевременной. Луана проводила меня в вестибюль, где уже собрались почти все гости, и я увидел за кафедрой самого патриарха. Патриарх Мелло – одутловатый старикан с длинными свисающими по бокам рта усами. От него всегда пышет жаром, и какой бы дорогой костюм он не одел – тот всегда сидит на нём как на корове седло. Удивительно, что такой несимпатичный человек смог воспитать такую изысканную племянницу.

Патриарх Мелло держал в руках стопку листов, по которым, впрочем, не читал. Пространно и непонятно он рассказывал о давнем знакомстве с её величеством Авророй. Слушатели откровенно скучали. Когда он спилотировал особенно скабрезный пассаж о том, как его батька нянькал маленькую владычицу, я не выдержал и громко прокашлялся. Внимание на меня обратили в основном стоящие рядом, Луана покраснела и скромно сложила руки в замок на изумрудном атласе юбки. Патриарх же продолжал свою речь. Я огляделся. Хотел было выйти к патриарху и собственноручно принять в подарок верфь, но столкнулся в толпе с тяжёлым агатовым взглядом и осекся. Я быстро пожалел о том, что путешествую один.

В том, что он смотрел на меня в упор, не было ничего удивительного. Должно быть, для него я здесь был единственным знакомым лицом. Но как же я не хотел знакомиться с ним вот так, с трибуны…

- Луана, простите, - прошептал я, не отрывая взгляда от чёрных глаз, - у вашего дяди ещё много текста?

- Думаю, нет. Он выглядит голодным, - ответила девушка так же шепотом.

- Вы знаете того молодого человека? – я едва заметно кивнул в сторону давешнего брюнета.

- Знаю, - лицо её помрачнело, - это посол дома Тао, Рейвен.

- Вы не могли бы отозвать его из зала и попросить подождать меня где-то снаружи? – я оглянулся на девушку, стараясь взглядам передать всю важность этой просьбы. - Я буду вам очень благодарен.

Она приподняла бровь и нежно улыбнулась.

- Хорошо. Он будет ждать вас в зимнем саду. Это перед кабинетами администрации.

Я кивнул.

- Благодарю.

Луана скрылась в толпе, и вновь появилась уже рядом с Рейвеном. Что-то прошептала ему и потянула за руку прочь. Я дождался, пока они скроются за дверьми, и, снова прокашлявшись, стал протискиваться в центр зала. Увидев меня, патриарх поспешно стал сворачивать обороты. Ему, и правда, поднадоело выступление.

- … и теперь я хочу представить вам нового владельца верфи, воспитанника Её Императорского Величества, адмирала Кая Магдаро.

Я поклонился и встал на кафедре рядом с патриархом. Микрофон у него я брать не стал. Неторопливо, но коротко, поблагодарил за высокую честь. Похвалил эсминцы, которые видел с борта яхты, пожал руку патриарху. Мы посмотрели друг на друга понимающими уставшими взглядами, и он объявил о том, что торжество переходит в столовую.

***
Зимний сад выглядел симпатично, но слегка казённо. Я прошёл между рядами секвой и папоротников и остановился у светящейся стены, имитирующий солнце. Рейвен стоял, опершись плечом о секвойю. Рубашка его была застёгнута до середины, в остальном он не сильно изменился. Меня он заметил не сразу, увлечённый игрой света на гранях камня.

- Добрый день, - сказал я негромко.

На меня накатило не совсем понятное мне смущение. Он поднял глаза и улыбнулся.

- Добрый. Как вы себя чувствуете?

Как? Как после двадцатикратных нагрузок на центрифуге…

- Уже лучше. Не ожидал встретить вас здесь.

- Это потому, что мы не успели познакомиться, - он сиятельно улыбнулся.

- Меня зовут Кай.

- Просто Кай?

Я улыбнулся, давая понять, что дальнейшие расспросы мне не интересны.

- И вас для меня зовут Рейвен. Просто Рейвен.

- Не могу отказать. Итак, просто Кай, могу я сопровождать вас на сегодняшнем открытии?

- Я не собираюсь туда идти. Такие торжества не для меня.

- Тогда куда вы собираетесь?

Я задумался, можно ли пригласить его с собой на верфь… Нет, пожалуй нет.

- Вы могли бы сопровождать меня завтра, - сказал я, подумав. - Завтра у меня свободный вечер.

Он усмехнулся одним уголком губ.

- Завтра я могу сопровождать вас только на Звёздный Вечер в имении Тао. Не уверен, что вам там понравится. Может, назначите другое время и место?

- Что ж, хорошо. Послезавтра праздник ирисов в доме Кеин. Ждите меня у стелы первопроходцев.

Он снова улыбнулся безрадостной улыбкой. Тао, должно быть, не приглашали в дом Кеин. Но это не мешает ему попробовать... А не получится, я всегда смогу найти его, если захочу. Я протянул ему руку, и он пожал её бережно, будто опасался сломать. Я с трудом сдержал улыбку. На этом мы разошлись, и для меня наступила самая долгожданная часть вечера – я пошёл в доки.

Семь эсминцев класса Армагеддон, отполированные и блестящие стальными корпусами. Три тяжёлых и десяток лёгких фрегатов, Заря и Немезида. И ещё один, небольшой, но манёвренный кораблик с солнечным парусом и двумя десятками пушек вдоль бортов. Он был тяжеловат, но изящен. Летать на таком я не стал бы… Но я должен был осмотреть его снаружи и изнутри. Множество лишних помещений, но стоит поработать полгода, и это будет лучший корабль империи.


Свинцовые волны бьются о скалы... Этот маленький город навевает тоску. Кажется, жизнь здесь остановилась. Уйдёшь — и люди замрут выключенными куклами в своих доисторических лавках, на углах полурассыпавшихся каменных домов. Два часа в горы пешком — или в полтора раза меньше, если взять рикшу. Никогда не ездил с рикшами, это... дико. Но идти пешком по горной пыли в белой – будь проклят этикет – традиционной мантии до земли ещё безумнее. А флаеры здесь не летают — силовое поле. Многие старые семьи предпочитают поддерживать в своих резиденциях традиционную атмосферу, но Тао в своём высокомерии переплюнули даже Эмбер. Даже Айри. Даже тебя.

В этой усадьбе нет электричества. Нет отопления. Нет доступа в сеть. Залы, не столь огромные, как во дворцах Нимеи, поражают воображение скорее богатством убранства, нежели изысканностью. Нет, это место непохоже на моего Тао... Того Тао, которого я встретил во втором круге — поправил я себя.

Всю дорогу от пристани я задавал себе два вопроса. Первый, наверное, очевиден. Что я здесь делаю? Никто не присылал мне приглашения на Звёздный вечер. Я, конечно, не сомневаюсь, что они не осмелятся отказать мне в приёме, тем более сейчас я представляю власть владычицы. Представитель владычицы… Нет, я уже знал, что принципы не позволят мне назваться так. Владычице нет дела до вечера звёзд, иначе я узнал бы о нём от твоего секретаря, а не от Рейвена Тао. И то, что мне показалась хорошей идея посетить эту полурелигиозную церемонию не должно коснуться репутации владычицы.

Но тогда кто я? Эцин тере, каратель специального отряда Ордена? Не самая лучшая рекомендация даже в домах светлой дуги. По всему выходило, что я просто Кай, с сомнительным правом приставить к этому имени фамилию Магдаро. Когда мысли эти измучили меня вконец, я остановился и коснулся пальцами браслета. Слава звёздам, он здесь работал. Набрать номер было непросто, но я стиснул зубы, зажмурился и ткнул пальцами не глядя. Раздалась неприятная электронная музыка с рваным ритмом и через полминуты в воздухе замерцала голограмма сестры. Волосы её были не уложены, и я ещё раз вознес хвалу звёздам - похоже она этим вечером никуда не собиралась.

- Добрый вечер, - сказал я, старательно вливая в свои слова те остатки теплых чувств, что ещё испытывал к ней.

- Хай, - тонкие пальцы голограммы чиркнули в воздухе зажигая сигарету, и Эл медленно затянулась. - Говори.

- У меня к тебе просьба… - сказал я осторожно.

- Говори, - повторила она нетерпеливо.

- Мне нужно приглашение на Звёздный вечер в доме Тао.

Элеонор поперхнулась дымом и отложила сигарету в сторону.

- Ты в своём… - мне показалось, что она хочет сказать что-то нелицеприятное, но сестра тут же оборвала себя. - А что мне с этого будет?

- Не знаю, Эл. Придумай сама. Я стою на дороге в пятнадцати минутах ходьбы от поместья Тао и мне не с руки поворачивать назад.

Эл снова затянулась.

- Такой случай, а мне ничего от тебя не надо. Ладно, будешь должен.

Эл чуть отвернула голову, и что-то набрала на сенсорной панели.

- Как тебя представить? – спросила она.

- Кай.

- Очень оригинально. А фамилия?

- А она обязательна?

Элеонор обернулась ко мне и посмотрела на меня как на сумасшедшего.

- А ты бы принял у себя в доме Кая-без-фамилии?

Я колебался. Ещё пять минут назад я был готов встретиться с Рейвеном и рассказать о себе всё, но мне не хотелось делать это вот так. Эл вздохнула.

- Ладно, Кай Сон, исследователь института докосмической истории. Может быть, так тебя не сварят живьем, и Аврора скажет мне спасибо.

- Я скажу – спасибо.

- Будешь должен, - повторила она и снова отвернулась, готовая нажать отбой.

- Постой, - остановил я, и она снова повернулась. На лице её отразилось нетерпение. – А ты почему не присутствуешь на вечере? – спросила я.

Эл усмехнулась.

- Не интересно, - сказала она, - к тому же ты мне всё расскажешь.

Не дожидаясь ответа, она нажала отбой.

Как я и говорил сестре, через пятнадцать минут я приблизился к посту охраны и мило улыбнулся. Сюда проникнуть оказалось потруднее, чем во «Второй Круг». Даже после того, как привратники убедились (не без помощи телепатии), что я действительно Кай Сон, меня поместили в маленькую комнатку без окон и просканировали в шести диапазонах. У меня отобрали скорчер и волновой дагер, передатчик и шприц со стимулятором – мне не хотелось оказаться том же состоянии, что две ночи назад, но теперь приходилось рассчитывать только на внутренние силы организма. Меня заставили разуться и снять ремень с серебряной пряжкой, так что по окончании процедуры я чувствовал себя так, будто искупался в душевой общего пользования.

Впрочем, пути назад не было. Мне оставалось только расправить плечи и сделать вид, что в процедуре нет никаких… хм… излишеств.

Я с любопытством осматривал парк. Он походил на уменьшенную копию среднего уровня нашего парка в Нимее – те же скульптуры, кустарники, остриженные в причудливых формах… Только всё здесь было как-то мрачнее. От цветов исходил запах перезрелых абрикосов. Деревья стремительно теряли листья, уже устлавшие аллеи кроваво-золотым ковром. В лучах закатного солнца, игравшего бликами на изгибах гранитных скульптур и чугунных статуй, партер выглядел угрожающе. А особняк… кажется, его не перестраивали со времён начала экспансии. Здесь властвовала даже не вечная классика стройных колонн, шпили башен этого маленького замка без стен упирались в небо и разрезали тучи острыми верхушками чёрных крыш. Стрельчатые окна украшала мозаика – как я понял спустя несколько минут, она не была пустой декорацией. Сквозь маленькие кусочки цветных стёкол проникал минимум солнечного света, зато прозрачные вставки располагались так, что пропускали свет самых ярких звёзд.

Миновав партер, я вошёл в особняк и сразу оказался в музыкальной зале. Гостиная была заполнена людьми, стоявшими вдоль стен аккуратным полукругом. Против воли я уже искал глазами Рейвена, мне хотелось покинуть это место как можно скорей – но его здесь не было. Дворецкий ударил жезлом о пол и назвал моё имя, но никто не обернулся, кроме сухопарого старика, стоявшего за кафедрой в центре зала. Взгляд его мог обратить в лёд. Я поспешно стал продвигаться в сторону, стараясь затеряться в толпе, но взгляд этот продолжал преследовать меня.

Стоя у самой стены, так что центр зала был едва виден за спинами других гостей, я каждые несколько секунд проверял прочность щитов. Мне казалось, что старик раздевает меня взглядом и видит насквозь. Он узнал меня? Я не знаю этого до сих пор. Но в глазах его плескалось столько ненависти, будто я лично убил его мать и тринадцать старших братьев.

Да, Ро, я помню эту историю. Я не осуждаю ни тебя, ни рыцарей эцин, которые стали орудием в твоих руках. Тао тогда угрожали прочности престола. Они поддерживали бунтовщика Бенедита, и только уничтожив их, ты могла остановить кровопролитие в империи. Наверно, когда я шел сюда, я просто не ожидал, что ненависть в человеке может жить так долго. Почти тысяча лет прошла с тех пор, как был уничтожен орден Терс мадо. Князю тьмы, как называет себя патриарх, тогда было четырнадцать. Огромная жизнь прожита им, а он, кажется, всё ещё помнит о случившемся. Ты, быть может, скажешь, что это моя фантазия разгулялась сильнее, чем следует. Но всему своё время. Ты поймёшь, что я прав.

Всё ещё не отводя от меня взгляда Ардженто Тао воздел руки к небу, и между запястьями его заискрились всполохи энергии. Я не стану называть тебе слова, который он произносил, и жесты, которыми сопровождал их, потому что не желаю повторять звуки языка, который до тех пор видел лишь на страницах книг. Он говорил не на Саус. Тёмный краи? Лишь отчасти. Магическая часть его проповеди включала в себя языки варваров Анти и демонов Мадеры. Я понял не всё, но вот краткое изложение его слов.

- Взываю к тебе, хозяин, забытый во тьме веков, тот, что скрывается во тьме меж звезд, тот, чьё имя проклято и забыто.

Он говорил, а мозаичный купол над его головой сворачивался, открывая взорам потемневшее небо.

- Тот, что старше неба, тот, кто говорит голосом Чёрной Луны. Услышь меня.

Ты понимаешь Аврора? Ты понимаешь, кому возносил он молитвы? Скажи, не зря пришёл я на этот вечер?

Я пропущу церемониальные слова, как я уже сказал, мне противно их повторять. Главное началось минут через пятнадцать. Двери в залу открылись, и гости расступились, пропуская процессию из четырёх человек. Трое в чёрных балахонах, с клинками из платины у пояса, полумесяцем окружили огневолосую деву идущую впереди. На девушке не было ничего, кроме тяжёлого амулета на шее и платиновых наручников на запястьях. Присмотревшись, я увидел кровоподтёки на шее и предплечьях.
Когда она проходила совсем рядом, я вздрогнул. Рука моя непроизвольно поползла к кобуре. Девушка была светлой. Не знаю, что я делал бы, если бы у меня не отобрали оружие.

Впрочем, нет. Я не сделал бы ничего. Отсутствие оружия лишь оправдание, потому что сложно сознаться самому себе в бездействии. Девушка вошла в круг. Рисунок на полу – звезда, ограниченная кругом – полыхнул огнём, и она вздрогнула, когда пламя коснулось её ног. Её спутники шли следом, но их пламя не трогало. Они остановились так же, полумесяцем в лучах звезды.

- Прими наш дар, - закончил Князь.

Молниеносно сверкнуло в воздухе лезвие ножа и вонзилось в обнажённую грудь девы. Поток света рванулся из раны к самому небу, а князь начал читать последнее заклятье. Я не мог смотреть. Медленно, стараясь не потревожить зрителей, раскачивающихся в религиозном трансе, я стал продвигаться к выходу. Идти назад оказалось намного легче. Добравшись до яхты, припаркованной у причала, я с облегчением вздохнул, и почти не раздумывая ввел координаты звездного кладбища Вета-17.

Сейчас я сижу перед пультом, опустив дефлекторы, и рассматриваю вторичное изображение мёртвой системы Тезаурус. Это место успокаивает меня, и я люблю приходить сюда, когда никого не хочу видеть. Как я мог заинтересоваться тёмным? Они другие. И дело даже не в этом. Я не смею оспаривать твою политику, Ро. Я верю в наши принципы. Я верю в разнообразие и свободу выбора религии. Но что если чья-то религия означает такое? Кто была эта девушка? У неё есть родители, любимый, коллеги? Как она попала в руки Тао? И мог ли я что-то сделать?

У меня нет ответов, кроме одного. Никогда больше я не стану искать встречи с Рейвеном Тао.

Я проснулся в пилотском кресле. Перед носом корабля всё ещё реяли останки давно погибших миров. Плечи затекли, и в горле пересохло. По привычке я взглянул на часы и обнаружил обнажённое запястье. Проклятье. Браслет остался у Тао. Заколка, оружие, браслет… Эти любовные приключения грозили влететь в копеечку. Осталось только голову потерять.

Я нажал кнопку таймера на пульте – по Нимее было уже около двенадцати по полудни. Душа и тело требовали ионного душа и горячего кофе. Я ввел координаты Нимеи – Кэины принимали гостей в столице – и встал. На ходу разминая плечи, я двинулся к каюте.

Многим не нравится принимать душ в космосе. Мне трудно их понять. Ощущение сухости, то холодной то горячей, которая очищает кожу вплоть до самых глубоких пор. Не нужно сушить волосы и вытираться полотенцем. Процедура почти мгновенна. День явно налаживался. У меня ещё была масса времени до приёма, и, к тому же, Кеин не очень требовательны к одежде. Пожалуй, это единственный дом, который без опаски принимает все новшества и моды от латексных боди до генной инженерии. При этом Матриарх умеет сохранить в доме традиционный уклад и дисциплину.

Я натянул на голое тело серебристый комбинезон, оставив ворот слегка расстёгнутым. Откинул волосы назад и слегка встряхнул ими, придавая форму. Подумав, надел кулон с сенсорной вставкой, спрятал под одежду и отправился обратно в рубку. Мне трудно описать то, что я увидел на мониторе. Но думаю тебе необходимо это знать.Я вернулся как раз вовремя, до выхода в гиперпространство оставалось минут пять, а до выхода из тени красного гиганта М-17 – не более минуты. Именно это событие мне и следовало предотвратить немедленно, потому что на мониторе под углом под 40 градусов к моей яхте проплывал звездолёт класса XL. Это мне так показалось в тот момент, что речь идёт о классе XL. Модель его была мне неизвестна, никаких сигналов он не передавал. Просто зелёная туша со щупальцами как у кальмара на хвосте. Я отключил двигатели, включил систему стелс и видеозапись. Кристалл прилагается.

Как ты увидишь на кристалле, прошло около полуминуты. Корабль медленно дрейфовал в направлении от солнца. Затем открылся гиперворот, и я понял, что ошибся, определяя класс корабля. Туша, которая выплыла из-под пространства, была как минимум в 4 раза больше первого «Кальмара». Плоский, как тарелка, звездолёт с обеих сторон имел щупы на манер клешней краба и «гребень» на верхней поверхности – возможно, для конденсации звёздной энергии.

Вслед за ним из ворота один за другим поползли корабли поменьше. Большинство из них напоминало самый первый, но были и другие модели. Один за другим они медленно уплывали прочь от звезды РТ-85-Д и исчезали в пустоте межзвёздного пространства.

Как ты думаешь Аврора, что это? Мы изучали большинство известных типов кораблей и поверь, ни один завод в Карите и ни одна раса в пограничных территориях не производит ничего подобного. Думаю, я случайно наткнулся на след новой цивилизации. Полагаю, необходимо организовать экспедицию в сектор Галаки, в район названной звезды.

Но я отвлекся от основной темы моих дневников. Когда фантасмагорическая миграция космических головоногих закончилась, на часах было уже около трёх. Я перевел дыхание – по вискам струился холодный пот. Нужно тренироваться. Больше не покидая рубки, я скорректировал курс, включил двигатели. Дождавшись, когда корабль отойдёт из зоны притяжения М-17 открыл гиперворот и нырнул в подпространство.

***
«Снежная леди» опустилась на посадочную площадку на крыше «Аль де Кеин», центрального корпуса района, принадлежащего дому Кеин. Большинство жителей Нимеи предпочитают использовать верхние площадки для создания хотя бы небольших, но садов. Здесь ведь нет зелени на пятьдесят миль в округе. Кажется, такие сады даже предписываются законом. Что ж, Кеин не исключение. Оставив небольшую площадку под стоянку для кораблей почётных гостей, остальную часть они покрыли клумбами и шпалерником. Мне особенно понравились генетически модифицированные орхидеи – смесь орхидеи и виноградной лозы. Эти вьющиеся растения с большими пятнистыми цветами рисовали причудливые арки вокруг входов в три основных лифта. Подойдя к центральному, я ступил под арку и нажал на кнопку 162.
Лифт присвистнул, и я оказался на соответствующем этаже.

Людей было немного. Даже за вычетом служебных помещений размеры личных апартаментов матриарха позволяли разместить гостей так, чтобы наименее симпатичные друг другу так и не встретились. Я ожидал, что меня встретит камердинер, но Лидия, вечно юная и идеальная как компьютерная модель, появилась передо мной сама. Пышные синтетические округлости её фигуры обтягивал почти такой же комби как и у меня, но поверх него матриарх накинула отделанное белым пушистым мехом пальто с просторными полами. Волосы её, уложенные руками десятка стилистов были аккуратно собраны брошью у самой шеи. Не единая прядь не выбивалась из этой строгой причёски.

- О, Кай! - она приблизилась ко мне и, старательно избегая прикосновений, изобразила два нежных поцелуя силиконовыми губами в обе мои щёки. Я поймал её руку и так же невесомо поцеловал.

Эта женщина бывает излишне манерна, но в целом она мне нравится. Она гораздо честнее в своих стремлениях, чем все те, кто прячется за мнимой свежестью и простотой.

- Приветствую вас, - я улыбнулся.

- Сегодня каждому гостю коктейль моего изготовления,- она протянула мне высокий бокал с прозрачной трубочкой, украшенный маленьким цветком орхидеи.

Принимая бокал, я благодарно кивнул и сделал небольшой глоток. Неплохо. Абсент, фрукты и какой-то ликёр.

- Наставница передаёт вам поздравления и просит прощения за свою занятость, - сказал я, - надеюсь, вы замените мне её на сегодняшнем вечере.

Лидия довольно кивнула.

- Идём, - сказала она и осторожно, всё ещё стараясь не соприкасаться со мной кожными поверхностями, взяла меня под руку. Мы миновали несколько коридоров и вошли в просторную залу. - Сегодня здесь патриарх Мелло, владелец платиновых шахт Тери Мароу, и президент корпорации Хонорс. Мелло, кажется, хочет перехватить контракт Марроу на поставки руды в следующем сезоне.

- А Айри? – спросил я, внимательно разглядывая рекомендованных мне гостей. Вечер грозил превратиться в дипломатический турнир.

- Только Алистер. Адвокат и немного детектив. Избегает политики, как огня.

Я кивнул.

- Благодарю вас, матриарх.

Она собралась уже уходить, но я остановил её взглядом.

- Госпожа Лидия.

Она обернулась и вопросительно посмотрела на меня.

- Аврора просила задать вопрос, но не объяснила мне его смысла.

Лидия кивнула.

- Она спросила: а вы?

Лидия криво улыбнулась.

- Скажи: мне нравится, но вывод делать рано. В любом случае, я на её стороне.

- Вы не объясните мне, что это значит?

- Нет, - Лидия усмехнулась, - удачно отдохнуть.

Удачно отдохнуть… замечательная фраза, когда тебя бросают в банку с пауками. Я вырвался из цепких лап металлургов уже после полуночи. Перехватил парочку канапе у пробегавшего мимо официанта и направился к выходу. Хорошо, что сезон заканчивается. А ещё лучшим мне казалось, что заканчивается этот вечер. Я почти не пьян, не отравлен наркотикам и не видел ничего страшнее космических кальмаров. Сегодня я буду отлично спать, - думал я, подходя к лифту, и нажимая на кнопку «ап». Мне было немного грустно - так бывает со мной после светских раутов.

Оказавшись на свежем воздухе, я медленно побрел прочь по лабиринту шпалерников. И уже миновав два поворота остановился как вкопанный, когда передо мной из ниоткуда выросла фигура в чёрном капюшоне. А оружие я оставил у Тао. Я аккуратно принял защитную стойку и замер в ожидании. Незнакомец опустил капюшон. Не знаю, чего мне хотелось больше, ударить его или броситься на шею.

- Рейвен… - выдохнул я.

- Я не смог достать приглашение. Но я очень старался.

Я опустил веки и медленно выдохнул, расслабляясь.

- Мне не очень хотелось бы вас видеть, господин Тао, - сказал я и наверно должен был шагнуть мимо него, но вместо этого остался стоять на месте.

- Ты забыл часы, - сказал он невпопад и протянул мне мой передатчик.

Я тут же схватил его и спрятал в карман.

- Тебе оставили сообщения. Я не смотрел.

Я криво усмехнулся – не очень-то мне верилось в его слова.

- Значит, ты знаешь, что я был там.

Он кивнул.

- Кто была та девушка?

Он помешкал с ответом, но всё же сказал.

- Её зовут Элайза Венигард. И предупреждая твой следующий вопрос – у неё брат инвалид и двое детей. Сыну шесть лет, а дочери четыре. Муж отправился в экспедицию почти пять лет назад. Письма от него перестали приходить почти сразу.

- Ты говоришь так, будто гордишься этим, - заметил я ядовито.

- Она доброволец. По контракту её брат будет получать содержание двадцать тысяч кредитов в год до конца жизни, а дети отправятся в лицей-интернат на Адиусе.

Я покачал головой. Неужели он считал, что это может меня переубедить?

- И сколько таких инвалидов у вас на попечении?

- Двести шестнадцать.

- Неужели ты думаешь, что кроме вас о них некому позаботиться?

- А ты думаешь иначе они пришли бы к нам?

Я покачал головой.

- На её теле были следы побоев.

Рейвен отвёл взгляд. Потом снова резко посмотрел мне в глаза.

- А ты бы не сопротивлялся?

Я фыркнул.

- Как это гладко у тебя выходит. Почему для того, что бы сделать добро, вам нужно отнять жизнь?

- Это традиция, Кай. Я не стану тебя убеждать в том, что она хороша. Но она существует и будет существовать. В ней и в других подобных обрядах – основа нашей силы и нашего влияния.

Я покачал головой.

- Кеин и Айри не требуется убивать людей, что бы сохранить власть.

- Ты так уверен? – он видимо что-то заметил в моих глазах, потому что замолчал на полуслове. - Впрочем, и Мелло не требуется убивать людей. Но у них есть золото. У Катаика – наука. А у нас – традиция.

Я шагнул мимо него, но не для того чтобы уйти. Пройдя пару метров, я остановился и опустился на скамью, спинку которой украшали витые изгибы чугуна. Рейвен постоял немного на месте, а затем шагнул следом за мной.

- Почему я оправдываюсь? – спросил он будто бы сам себя. - Я вижу тебя третий раз, – он посмотрел на меня. - Обычно я так себя не веду.

- Ну а где был ты сам? – спросил я, игнорируя мнимую откровенность.

Рейвен пожал плечами.

- Посещение церемонии добровольно.

- Что ж, значит ты останешься без силы и влияния?

Он снова пожал плечами и опустился на скамейку рядом со мной. Теперь встал я. Близость его тела сегодня была мне неприятна. Сверху вниз я смотрел ему в лицо, пока он тоже не встал. Рейвен был выше меня всего на полголовы.

- Чего ты хочешь от меня? – спросил я.

- Не знаю, - сказал он, и на сей раз я поверил.

- Ты даже не знаешь моего имени.

Он усмехнулся.

- Ты не из института истории, так?

Я покачала головой.

- Жаль, - он поднял подбородок и посмотрел на небо, - был бы не прочь познакомиться с таким симпатичным историком.

- Я достаточно разбираюсь в истории. Хоть это и не главный мой интерес.

- Вот как? – он усмехнулся. - Тогда ты знаешь, откуда пошли… наши традиции?

Я кивнул. Он молчал в ожидании. Мне не нравилось чувствовать себя будто бы на экзамене, но я всё же сказал то, чего он ждал:

- Когда Орден Терс Мадо был уничтожен, Аджеро Тао оказался единственным выжившим. Он заключил контракт, - я запнулся, не зная как назвать Того. - Заключил контракт с Безымянным, чтобы выжить и возродить династию.

Тао кивнул.

- И ты обвиняешь нас? Не их? Ты думаешь, мы не в праве приносить жертвы, чтобы защитить наш дом?

Теперь плечами пожал я.

- Для меня слово «династия» значит не больше чем строчка в завещании. Я не знаю ни матери, ни отца. Да, Рейвен, - я заметил удивление на его лице, - я не принадлежу ни к одному из великих домов.

- А традиции?

- Я уважаю только прагматику.

Он покачал головой.

- Я хотел бы поспорить с тобой…

Я скрестил руки на груди и улыбнулся, но тут же почувствовал, как улыбка сползает с моего лица.

- Не сегодня, - сказал я.

- Да, - он кивнул, - холодает.

Мы постояли просто глядя друг на друга, и это было самым лучшим, что мне удалось испытать за весь прошедший день. У Рейвена были очень приятные, спокойные и усталые черты.

- Завтра в Каранасе дают бал в честь выпуска кадетов нефритовой академии.

- Да, я знаю. Последний бал сезона, – он кивнул.

- Ты будешь там?

Тао усмехнулся.

- Там будет отец. Не думаю, что меня пригласят.

- Тебя пригласят.

Вместо того чтобы ответить, он молниеносно нагнулся, и прежде чем я успел что-либо сделать, прикоснулся к моим губам своими. Сквозь кровь, стучавшую в висках, я с трудом расслышал ответ, прозвучавший у самых моих губ:

- Конечно, я буду там.

Я разжал руки, положил их ему на плечи и тут же прильнул к его губам в ответном поцелуе. Вина слаще я не пил никогда до тех пор. Меня уносило к звёздам волной экстаза… проклятье, Аврора, этого мне наверно не следует писать.

В молчании он проводил меня до трапа. Было уже слишком поздно, чтобы приглашать его внутрь. Я включил проклятый автопилот и почти без памяти, пьяный событиями вечера, упал в кресло. У меня не было сил на дальний перелёт. Я дописываю эти слова всё ещё сидя в рубке «Снежной девы». Я не знаю, что мне делать. Нет, тень разделившая нас – не самое страшное. До тех пор, пока он не знает, кто я. Но если я хочу продолжать то, что мы начали, мне придётся всё ему рассказать.

@темы: скрытые тексты, Слеш, Нам покорилось море звёзд, НФ, Космоопера, Конец Сезона, neisa, тексты